§ библиотека мастерская Помощь Контакты Вход —

Субъект и объект практического мышления. Коллективная монография / Под ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова

В каталоге: Психология
Прислано в библиотеку: kuzinator
Стр. 231

2. Ментальная модель как форма практического обобщения

Как мы уже отмечали, для корректного описания целостного отражения субъектом объекта воздействия необходим адекватный теоретический конструкт. Таким конструктом, на наш взгляд может стать используемый рядом исследователей когнитивного направления термин «ментальная модель» или «когнитивная модель». Для понимания сути предлагаемого термина следует дать обзор взглядов авторов использующих его на содержание этого конструкта, а также сопоставить с некоторыми близкими теоретическими подходами. Итак, в ряде работ когнитивистов, и близких к данному направлению авторов, посвященных анализу структурирования опыта, встречается термин «ментальная» или «когнитивная модель» [3, 11 20, 33, 39], описывающий спонтанно сформировавшиеся ненаучные обобщения повседневного опыта. Истоки возникновения данного термина следует искать в работах, где повседневный опыт человека рассматривается как целостная система, сопоставимая по этому параметру с теоретическими построениями науки. Это работы Липмана и Богена, исследовавших «наивную физику» (обыденные представления и знания о физических закономерностях) [17], Дж. Келли, сравнивавшего обычного человека, познающего мир, с ученым, строящим научную концепцию [37]. Сюда же можно отнести работы А. А. Бодалева и С. Л. Рубинштейна, предполагавших наличие наивной теории личности по аналогии с наивной физикой [2]. В работе Б. Троссея и П. Розенцвейга, анализирующих данную проблему и ссылающихся на работу Вельмана и Гельмана, встречаются термины «наивные теории», «теории житейского толка», «популярные» и «дилетантские» теории [11]. Под «теорией» они понимают связность и системную организацию знания, наличие базовых принципов, схем интерпретации и прогноза, возможность определить знания одно через другое. Данное направление напрямую связано с теорией ментальных моделей. Собственно термины «модель» и «моделирование» широко используются и в научных теориях. Вот как модель в таком понимании определяет В. А. Штофф: «Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об объекте» [цит. по 6, с. 280]. Ментальная модель относительно наивной теории играет сходную функцию, что и теоретическая модель относительно теории научной, однако, ее функции не ограничиваются только познавательной, как у модели в понимании В. А. Штоффа. Ментальная модель играет роль и в мотивационно-регуляционных процессах, тесно связана с аффективными процессами, ценностной структурой личности. Если наивная теория описывает крупную область знания (Вельман и Гельман предполагали наличие всего трех областей описываемых наивными теориями: физики, биологии и психологии), то ментальная модель имеет дело с объектами и явлениями (например ментальные модели феноменов, связанных с электричеством, исследованные А. Нгуен-Ксуан). Одним из первых понятие ментальная модель использовал П. Джонсон-Лэрд [11]. Он понимал модель как сложную динамическую структуру, отражающую актуальное состояние объекта. Данное понимание термина модель сходно с пониманием оперативного образа Д. А. Ошаниным. Б. Троссей и П. Розенцвейг говорят о первичной важности для модели отражения структуры взаимоотношения элементов явления в ней моделируемого. Качественное содержание играет второстепенную роль, отчасти этим объясняется, что модель может и не осознаваться. В модели обязательно отражается контекст явления, именно это подчеркивал Ж. — П. Ришар, предлагая уточнение термина — вместо «ментальной модели» — «репрезентация, характеризующая ситуацию» [11]. А. Нгуен-Ксуан [41], исследуя обыденные представления об электричестве, выделяла следующие их свойства: спонтанность, локальность (могут содержать противоречивую информацию, это в какой то мере соотносится с выделенными при анализе наших примеров неполнотой и контекстуальностью знания), приоритетное влияние на формирование моделей фактора опыта в различных его проявлениях (А. Нгуен-Ксуан рассматривает профессиональный опыт и опыт непосредственного взаимодействия), контекстуальность (пригодность в определенном диапазоне ситуаций), уровневость или иерархичность, системность. Дж. Лакофф и П. Фоконье [39] определяют когнитивные модели как сложную структуру хранения опыта, построенную по принципам индивидуальной (субъективной) логики. Когнитивные модели имеют ядерный (базовый) элемент и развернутый набор связанных с ним предикатов. Явлением, которое моделируется, может быть любой объект или ситуация. Когнитивная модель, в свою очередь, является системным элементом более широкой структуры — «ментальное пространство». Дж. Лакофф приводит соотношение рассказчик — рассказываемая ситуация как пример соотношения когнитивная модель — ментальное пространство. Д. Норман описывал ментальные модели как неполные, непостоянные ненаучные знания человека о мире, используемые носителем в силу их экономичности — способности служить достаточно эффективному прогнозу и интерпретации объектов окружающего мира. Как мы видим, авторы используют конструкт «модель» для различных уровней анализа как содержательно-феноменологического так и структурного, но, тем не менее, явления, ими описываемые, сходны по своей природе и по многим признаком напоминают рассмотренные нами примеры. Таким образом, мы считаем использовать данный конструкт для описания изучаемой нами сферы психического.

из 327
Предыдущая    Следующая
 
Авторизуйтесь