§ библиотека мастерская Помощь Контакты Вход —

Субъект и объект практического мышления. Коллективная монография / Под ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова

В каталоге: Психология
Прислано в библиотеку: kuzinator
Стр. 225

Глава 10. МЕНТАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ КАК ФОРМА ПРАКТИЧЕСКОГО ОБОБЩЕНИЯ

1. Специфика практического обобщения. Практическое обобщение как продукт и инструмент практического мышления

Одним из наиболее важных вопросов, встающих перед исследователем практического и обыденного мышления, являются вопросы об особенностях структуры, содержания и функционирования житейского опыта. Возникает потребность описания целостного отражения субъектом объектов с которыми он взаимодействует с помощью адекватных теоретических конструктов. Важно также подчеркнуть специфику именно практического спонтанно формирующегося субъектно опосредованного обобщения опыта.

Большая работа в этом направлении проделана авторами, специализирующимися на проблематике практического мышления и, в частности, представителями ярославской школы практического мышления. Следует отметить. что проблема практического обобщения как единицы опыта должна рассматриваться в контексте исследования мышления как процесса, что обуславливается двойственным пониманием природы обобщения как результата и как составляющей процесса [8, 9, 12, 25, 26 и др.].

Классический взгляд на соотношение теоретического и практического мышления и, соответственно, теоретических и практических обобщений как продукта и инструмента мышления восходит корнями еще к философской традиции. А. В. Варенов, анализируя литературу по данному вопросу, определяет этот подход как уровневый [26]. То есть начиная с работ древнегреческих философов подразумевается наличие несовершенного, основанного на чувственном опыте практического и «истинного» — абстрактного теоретического мышления. В дальнейшем данный подход в той или иной степени выраженности встречается в работах исследователей, занимающихся проблемой мышления и интеллекта. Автор относит к данному подходу и работы Г. Богена, А. Валлона, Л. С. Выготского, О. Липмана, Ж. Пиаже С. Л. Рубинштейна и др. [5, 17, 21, 23, 27, 30], в которых несмотря на выделение специфики практического мышления рассматривается соотношение практического теоретического мышления как мышления первичного и вторичного. Первое является этапом формирования второго и выполняет вспомогательную функцию. Таким образом, выделяется первый этап исследования практического мышления, где исследователями отмечается специфика явления, но нет понимания равнозначности анализируемых типов мышления, не изучается практическое мышление в высших его формах, как правило, выделяется только познавательная сторона интеллектуальной активности. Так в работах Л. С. Выготского и В. В. Давыдова противопоставляются житейское (эмпирическое) и теоретическое мышление и обобщение. Теоретическое мышление описывается в первую очередь как системное отражение явления в совокупности его существенно важных свойств и взаимосвязей с другими. Обобщения теоретического мышления не существуют вне системы, в то время как эмпирическое обобщение отражает данное явление как самостоятельную реальность, односторонне. Эмпирическое обобщение опирается на чувственное отражение реальности, отсюда невысокая степень абстрактности, слабая речевая опосредованность, слово выступает лишь в роли обозначения обобщения. Данный подход породил терминологическую оппозицию «теоретическое понятие — эмпирическое обобщение». Причем под понятием в основном понималось неразрывно связанное с речью, категориально системное обобщение [5, 6]. Что вызвало в дальнейших работах по исследованию практических обобщений появление конструкта «непонятийное обобщение» [12 и др.].

из 327
Предыдущая    Следующая
 
Авторизуйтесь