§ библиотека мастерская Помощь Контакты Вход —

Фрумкина Р.М. Психолингвистика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений

В каталоге: Психология
Прислано в библиотеку: NAMaksimova
Стр. 11

Поскольку в лепете слов нет, то и звуки в нем не могут играть смыслоразличительную роль. Так что этот принцип категоризации к лепету не относится. Однако же, не зная французского (немецкого, английского), вообще нельзя «услышать» звуки, напоминающие звуки этих языков. Поэтому и неудивительно, что в лепете «не обнаружилось» грузинских или китайских гласных: наш ученый этих языков не знал. Итак, вовсе не тонкость слуха исследователя определяет, сколько разных звуков и какие он будет фиксировать в указанной ситуации. Решает дело тот аппарат категоризации, который автоматизирован в родном языке (и в знакомых иностранных). Только это не имеет отношения к задаче изучения звуков лепета.

В реальном случае, о котором шла речь выше, исследователь не записал, «что слышал», а, наоборот, услышал то, что мог записать, благодаря своему знанию русского и нескольких иностранных языков. Более того, сам фонетический алфавит, с помощью которого записывались «услышанные» звуки, глубоко теоретичен: это итог длительного развития фонетики – науки о звуковом составе языков.

Итак, внетеоретичное наблюдение – такой же миф, как внетеоретичный эксперимент. А без рефлексии по поводу своей работы ученый просто не сможет ничего достичь.

Подведем некоторые итоги.

Мы попытались показать, что в непосредственном наблюдении, или, как говорят ученые, в эмпирии, нам не даны ни язык, ни мышление. И все же те, кто изучает язык, находятся в более выгодном положении, нежели те, кто изучает мышление. Во-первых, известно, что для изучения языка нужно наблюдать – и это речь. Во-вторых, лингвистическая теория, показывающая, как именно нужно наблюдать речь, чтобы изучать язык, весьма глубоко разработана.

Положение психолога куда более трудно и не только потому, что мышление ненаблюдаемо, ибо здесь, как мы убедились, лингвисту не легче: язык тоже ненаблюдаем. Трудность прежде всего в том, что в любом виде наблюдаемой деятельности «составляющая» мышления сложнейшим образом переплетена с другими составляющими. Нужна теория, которая, выражаясь словами Эйнштейна, решила бы, что именно можно (т.е. следует) наблюдать, чтобы изучать мышление да и прочие психические процессы.

из 364
Предыдущая    Следующая
 
Авторизуйтесь