§ библиотека мастерская Помощь Контакты Вход —

Дробот О. Другое измерение общества

В каталоге: Педагогика
Отдельное спасибо: www.cl.ru
Стр. 1

ДРУГОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ОБЩЕСТВА

Общество. Виртуальный оракул, осведомленный о ценностях, приоритетах и нуждах: общественная значимость, польза, целесообразность. Места в обществе добываются с трудом и боем, их всегда не хватает на всех. По осевой его линии вперед и вверх проложена трасса для гонок на выживание, а по обочинам обретает себя все то, что сошло с дистанции. С глаз долой - из сердца вон. И облегченное от неудобной тяжести сердце преображается, теперь это хранитель наших страхов и комплексов, вечный источник агрессии. "Панцирь", называл его психоаналитик Рейх, приводной ремень массового фашизма. А Жан Ванье, человек без определенных обществом занятий, хочет, чтобы сердце оставалось живой оголенной плотью. Поэтому много лет назад он и два его друга создали "Ковчег".

Легче зажечь одну маленькую свечу, чем клясть темноту

Поначалу у Жана тоже было в обществе вполне завидное место: все-таки он сын генерал-губернатора Канады. Когда началась война, совсем еще мальчишкой поступил во флот Ее Величества. А в двадцать один год огляделся по сторонам, обнаружил себя на авианосце в чине офицера и подумал, что всю жизнь оттачивать умение воевать и убивать - не его призвание. Занялся философией, теологией, получил докторскую степень и должность университетского профессора. И тут Филипп Тома, капеллан в маленьком приюте для умственно отсталых, открыл для него этот параллельный мир. Ванье начал ездить по лечебницам и интернатам, везде наблюдая одно и то же: боль и страдание, толпа запертых в небольшом помещении людей, полностью потерянных, ходящих кругами или лежащих на полу, ничем не занятых. То, что начиналось как система общественного призрения, закончилось презрением общества к умственно отсталым людям. Жана настолько тронула та боль, которую он увидел в лечебницах, что он не смог пройти мимо. И тридцать шесть лет назад Ванье купил развалюху в деревне под Парижем, взял из приюта Филиппа и Рафаэля, и они стали жить втроем. Не бороться за права друг друга, а просто дружить, общаться, развлекаться, есть за одним столом. В этом "Ковчеге" каждому нашлось место, но жизнь общины поначалу была трудной. Филипп был наполовину парализован и безумолчно разговаривал, Рафаэль хотя с трудом сохранял равновесие и почти не говорил, то и дело норовил призвать болтуна к порядку методами физического воздействия. Они исподволь узнавали друг друга, привыкали и все больше чувствовали, что эта непонятная община - их совместный проект. Жан учился слушать и слышать, его друзья - взрослости и ответственности. Филипп, к примеру, мечтал разводить кроликов, но забывал кормить их-и кроликов пришлось съесть. Постепенно нашлись помощники, некоторые из них пробыли в общине недолго, другие остались навсегда. Одиль пришла в "Ковчег" в 1968 году. Она была студенткой-юристкой, искала место наиболее разумного применения своей кипучей энергии и приехала в "Ковчег" из любопытства, навестить подругу. Сначала она помогала купать Рафаэля - для ее миниатюрной подруги купать такого огромного мужчину было нелегко. Потом Одиль пообедала со всеми вместе, она кормила Рафаэля, и все это показалось ей так тяжело и неэстетично, что она считала минуты до, обратного автобуса. Но тут Рафаэль попросил ее пообщаться с ним; это было почти невозможно, он не произносил слов - но так много сказал ей взглядом, в нем было столько нежности и доброты, он испытывал такую радость от того, что Одиль захотела быть ему другом, что она осталась в "Ковчеге" навсегда. Сегодня 115 "Ковчегов" существуют в 30 странах, живут в них около трех тысяч умственно отсталых и столько же примерно ассистентов. Священники, психологи и психиатры помогают "Ковчегам" профессионально, мастерские для инвалидов предоставляют места; дети ходят в интегративные сады и школы. Ассистенты бывают разного пола, возраста, образования и веры. Часто это молодые люди в поисках своего "Я" или те, кому надоел мир, построенный на угнетении и бездушии, кто хочет получить опыт других отношений. Христиане всех конфессий идут в общину, чтобы обрести доверие к Богу и вырасти из страхов повседневной жизни. Некоторые проводят в общинe год, два, три и уходят - другие остаются, есть и семейные люди. Существуют большие "Ковчеги", целые деревни, и сюда принимают в том числе стареющих родителей со взрослыми умственно отсталыми людьми, и есть совсем маленькие общины из шести - восьми человек. Есть дома для людей с тяжелейшими поражениями, полностью зависимыми от ежеминутного ухода, и есть общины, где люди с небольшой интеллектуальной недостаточностью работают в меру сил и даже живут в браке. Для возникновения "Ковчега" нужен хотя бы один человек, кто захотел жить вместе с умственно отсталыми, всегда. Сейчас дело идет к тому, что первый такой дом появится и в России. Несколько сибиряков стали опекать психоневрологический интернат, то есть попали туда первый раз почти случайно и уже не смогли уйти. "Так вышло, что мы подружились, - объясняли мне эти люди. - Теперь мы не можем их бросить. В интернате им плохо, они все время норовят сбежать к нам, а тогда их наказывают. Будем их забирать".

из 7
Следующая
 
Авторизуйтесь